Cлово "МИР"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: МИРУ, МИРА, МИРЕ, МИРОМ

1. Бахтин М.М.: Проблемы поэтики Достоевского. Глава первая. Полифонический роман Достоевского и его освещение в критической литературе
Входимость: 110.
2. Бахтин М.: Проблемы творчества Достоевского. Часть I. Глава I. Основная особенность творчества Достоевского и ее освещение в критической литературе
Входимость: 107.
3. Евлампиев И. И.: Кириллов и Христос. Самоубийцы Достоевского и проблема бессмертия
Входимость: 84.
4. Владимир Губайловский (Москва). Геометрия Достоевского. Тезисы к исследованию
Входимость: 77.
5. Иванов Вяч.: Достоевский и роман-трагедия
Входимость: 74.
6. Мочульский К.: Достоевский. Жизнь и творчество. Глава 15. "Идиот"
Входимость: 70.
7. Протоиерей Вячеслав Перевезенцев (Черноголовка). Бунт Ивана Карамазова (оправдание Бога и мира в романе Ф. М. Достоев ского "Братья Карамазовы")
Входимость: 68.
8. Лосский Н.О.: Достоевский и его христианское миропонимание. Часть II. Глава I. Абсолютное совершенство
Входимость: 67.
9. Бердяев Н.: Миросозерцание Достоевского. Глава III. Свобода
Входимость: 59.
10. Михайловский Н. К.: О Достоевском и г. Мережковском
Входимость: 56.
11. Гачева А. Г. (Москва). Проблема всеобщности спасения в романе "Братья Карамазовы" (в контексте эсхатологических идей Н. Ф. Федорова и B. C. Соловьева)
Входимость: 52.
12. Бахтин М.М.: Проблемы поэтики Достоевского. Глава вторая. Герой и позиция автора по отношению к герою в творчестве Достоевского
Входимость: 51.
13. Мочульский К.: Достоевский. Жизнь и творчество. Глава 23. "Братья Карамазовы"
Входимость: 48.
14. Дневник Достоевского. 1877 год. Май-Июнь
Входимость: 47.
15. Евлампиев И. И.: Антропология Достоевского. 6. Итоги. Теодицея Достоевского
Входимость: 47.
16. Бердяев Н.: Миросозерцание Достоевского. Глава I. Духовный образ Достоевского
Входимость: 46.
17. Достоевский в Германии - обзор В. В. Дудкина и К. М. Азадовского. V. Экспрессионизм и "проблема жизни"
Входимость: 44.
18. Тарасов Ф. Б. (Москва). Евангельский текст в художественной концепции "Братьев Карамазовых"
Входимость: 43.
19. Антонович М. А.: Мистико-аскетический роман "Братья Карамазовы"
Входимость: 42.
20. Антонович М. А.: Мистико-аскетический роман
Входимость: 42.
21. Касаткина Т. А. (Москва). "Братья Карамазовы": опыт микроанализа текста
Входимость: 39.
22. Лео Яковлев: Достоевский: призраки, фобии, химеры. III. Наедине с собой
Входимость: 39.
23. Евлампиев И. И.: Антропология Достоевского. 3. Личность как Абсолют. Метафизические « эксперименты »
Входимость: 38.
24. Стефано Мария Капилупи (Италия). Вопрос о грехопадении и всеобщем спасении в романе "Братья Карамазовы"
Входимость: 38.
25. Сараскина Л. И. (Москва). Метафизика противостояния в "Братьях Карамазовых"
Входимость: 37.
26. Жожикашвили С.: Заметки о современном достоевсковедении
Входимость: 37.
27. Иванов-Разумник Р. В.: Достоевский, К. Леонтьев и идея всемирной революции. Прения по докладу Р. В. Иванова-Разумника "Достоевский и Леонтьев"
Входимость: 37.
28. Евлампиев И. И.: Достоевский и Ницше: на пути к новой метафизике человека
Входимость: 37.
29. Лосский Н.О.: Достоевский и его христианское миропонимание. Часть II. Глава II. Теодицея Достоевского
Входимость: 36.
30. Тарасов Б. Н. (Москва). Художественное завещание Достоевского
Входимость: 36.
31. Дневник Достоевского. 1877 год. Ноябрь
Входимость: 35.
32. Бахтин М.М.: Проблемы поэтики Достоевского. Глава третья. Идея у Достоевского
Входимость: 35.
33. Чулков Г. И.: Достоевский и судьба России
Входимость: 34.
34. Бахтин М.: Проблемы творчества Достоевского. Часть I. Глава III. Идея у Достоевского
Входимость: 33.
35. Евлампиев И. И.: Антропология Достоевского. 2. Персонализм Достоевского
Входимость: 33.
36. Фридлендер Г. М.: Реализм Достоевского. Глава II. Формирование реализма Достоевского. "Бедные люди". "Двойник"
Входимость: 32.
37. Лео Яковлев: Достоевский: призраки, фобии, химеры. II. Моя маленькая эпистолярная "достоевскиана"
Входимость: 32.
38. Туган-Барановский М. И.: Три великих этических проблемы
Входимость: 31.
39. Бердяев Н.: Духи русской революции
Входимость: 31.
40. Померанц Г.: Открытость бездне. Встречи с Достоевским. Направление Достоевского и Толстого. Часть 2. Достоевский и Толстой
Входимость: 30.
41. Дневник Достоевского. 1877 год. Апрель
Входимость: 30.
42. Ю. Селезнев. Достоевский (Из серии "Жизнь замечательных людей"). Часть вторая. Житие великого грешника. Глава III. Скиталец. 3. Красота спасет мир
Входимость: 30.
43. Ткачев П. Н.: Новые типы "Забитых людей"
Входимость: 30.
44. Мочульский К.: Достоевский. Жизнь и творчество. Глава 20. "Подросток"
Входимость: 29.
45. Айхенвальд Ю. И.: Достоевский
Входимость: 29.
46. Бахтин М.: Проблемы творчества Достоевского. Часть I. Глава II. Герой у Достоевского
Входимость: 29.
47. Хосе Луис Флорес Лопес (Мексика). Иван Карамазов. Философия отрицания
Входимость: 29.
48. Соловьев В. С.: Три речи в память Достоевского
Входимость: 29.
49. Бердяев Н.: Миросозерцание Достоевского. Глава II. Человек
Входимость: 28.
50. Чирков Н.М.: О Стиле Достоевского. 11. За и против
Входимость: 28.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Бахтин М.М.: Проблемы поэтики Достоевского. Глава первая. Полифонический роман Достоевского и его освещение в критической литературе
Входимость: 110. Размер: 101кб.
Часть текста: и противоречащих друг другу философских построений, защищаемых его героями. Среди них далеко не на первом месте фигурируют и философские воззрения самого автора. Голос Достоевского для одних исследователей сливается с голосами тех или иных из его героев, для других является своеобразным синтезом всех этих идеологических голосов, для третьих, наконец, он просто заглушается ими. С героями полемизируют, у героев учатся, их воззрения пытаются доразвить до законченной системы. Герой идеологически авторитетен и самостоятелен, он воспринимается как автор собственной полновесной идеологической концепции, а не как объект завершающего художественного видения Достоевского. Для сознания критиков прямая полновесная значимость слов героя разбивает монологическую плоскость романа и вызывает на непосредственный ответ, как если бы герой был не объектом авторского слова, а полноценным и полноправным носителем собственного слова. Совершенно справедливо отмечал эту особенность литературы о Достоевском Б. М. Энгельгардт. "Разбираясь в русской критической литературе о произведениях Достоевского, -...
2. Бахтин М.: Проблемы творчества Достоевского. Часть I. Глава I. Основная особенность творчества Достоевского и ее освещение в критической литературе
Входимость: 107. Размер: 72кб.
Часть текста: представленных его героями. Среди них далеко не на первом месте фигурируют и философские воззрения самого автора. Голос самого Достоевского для одних сливается с голосами тех или иных из его героев, для других является своеобразным синтезом всех этих идеологических голосов, для третьих, наконец, он просто заглушается ими. С героями полемизируют, у героев учатся, их воззрения пытаются доразвить до законченной системы. Герой идеологически авторитетен и самостоятелен, он воспринимается как автор собственной полновесной идеологемы, а не как объект завершающего художественного видения Достоевского. Для сознания критиков прямая полновесная интенциональность слов героя размыкает монологическую плоскость романа и вызывает на непосредственный ответ, как если бы герой был не объектом авторского слова, а полноценным и полноправным носителем собственного слова. Совершенно справедливо отмечает эту особенность литературы о Достоевском Б. М. Энгельгардт. "Разбираясь в русской критической литературе о произведениях Достоевского, - говорит он, - легко заметить, что, за немногими исключениями, она не подымается над духовным уровнем его любимых героев. Не она...
3. Евлампиев И. И.: Кириллов и Христос. Самоубийцы Достоевского и проблема бессмертия
Входимость: 84. Размер: 124кб.
Часть текста: Проблема смерти и бессмертия — это одна из самых притягательных и самых мучительных тем русской культуры. В том внимании, которое уделялось феномену смерти, в стремлении понять смысл смерти и доказать возможность ее преодоления, возможность вечной жизни, всего нагляднее проявляется неповторимое своеобразие нашего национального мировоззрения. Через эту проблему естественней всего может быть объяснена сущность “русской идеи”, которая, конечно же, выражает своеобразие не столько исторического пути России, сколько метафизических основ нашей жизни и нашего мировосприятия [1] . Соответствующие мотивы можно обнаружить уже в некоторых элементах русского православия, но наиболее ясное и прямое выражение эта тема получила, конечно же, в русской религиозной философии, для которой безусловной и трагической аксиомой стало глубокое и неразрывное единство (если не тождество) смысла жизни и смысла смерти. Русских мыслителей не удовлетворяло то решение проблемы смерти, которое давало традиционное христианство. Воскресение и бессмертие души в ином мире было перспективой, которая слишком легко отвергала земную действительность, отвергала ее непреходящую ценность для человека. В русской культуре несмотря на ее органический христианский характер языческое “любование” материальным миром, языческая привязанность к земной действительности постоянно соперничали с христианским идеалом мироотрицания, более того, эти языческие...
4. Владимир Губайловский (Москва). Геометрия Достоевского. Тезисы к исследованию
Входимость: 77. Размер: 77кб.
Часть текста: должного внимания. Собственно ощущение "парадоксальности" математики и ее недостаточная обоснованность возникли едва ли не в тот момент, когда требование последовательной строгости было осознано как обязательная составляющая любого математического рассуждения. Если в геометрии строгий вывод был обязателен уже со времен Евклида 1 , то в бурно развивавшемся математическом анализе положение было гораздо более шатким. Строгое обоснование анализа стало утверждаться в начале - первой половине XIX в., в частности в работах Огюстена-Луи Коши (1789-1857) и Карла Гаусса (1777-1855). Теоретические построения великих математиков XVIII в. - в первую очередь Леонарда Эйлера (1707-1783), но и Жана Д'Аламбера (1717-1783), и Жозефа-Луи Лагранжа (1736-1813), и даже Пьера Лапласа (1749-1827), - с сегодняшней точки зрения не всегда отвечают требованиям строгости рассуждения. Верность результатов романтиков математики обеспечивалась не столько обоснованностью вывода, сколько интуицией и мышлением по аналогии - как у средневековых философов. (Впрочем, мышление схоластов часто было гораздо строже, чем мышление математиков Просвещения, именно с точки зрения точности логического вывода и аксиоматического обоснования.) Требование строгости математического вывода было отчетливо осознано Кантом в "Критике чистого разума". Кант настаивал на том, что математическое знание имеет другую природу, отличную от естественных наук, - не эмпирическую, но априорную. "Математика дает нам блестящий пример того, как далеко мы можем продвинуться в априорном знании независимо от опыта" 2 . Математика играет совершенно особую роль в...
5. Иванов Вяч.: Достоевский и роман-трагедия
Входимость: 74. Размер: 101кб.
Часть текста: предводил нас до последнего поворота дороги. Те, что исполнили работу вчерашнего дня истории, в некотором смысле ближе переживаемой жизни, чем незыблемые светочи, намечающие путь к верховным целям. Толстой, художник, уже только радует нас с высот надвременного Парнаса, прозрачной и далекой обители нестареющих Муз. Еще недавно мы были потрясены уходом Толстого из его дома и из нашего общего дома, этою торжественною и заветною разлукою на пороге сего мира и неведомого иного, безусловного и безжизненного, в нашем смысле, мира, которому давно уже принадлежал он. В нашей памяти остался лик совершившейся личности и, вместе с последним живым заветом: "не могу молчать", некое единственное слово, слово уже не от сего мира, о неведомом Боге и, быть может, также неведомом добре, и о цели и ценности безусловной. Тридцать лет тому назад умер Достоевский, а образы его искусства, эти живые призраки, которыми он населил нашу среду, ни на пядь не отстают от нас, не хотят удалиться в светлые обители Муз и стать предметом нашего отчужденного и безвольного созерцания. Беспокойными скитальцами они стучатся в наши дома в темные и в белые ночи, узнаются на улицах в сомнительных пятнах петербургского тумана и располагаются беседовать с нами в часы бессонницы в нашем собственном подполье. Достоевский зажег на краю горизонта самые отдаленные маяки, почти невероятные по силе неземного блеска, кажущиеся уже не маяками земли, а звездами неба, - а сам не...

© 2000- NIV