Cлово "БОГ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: БОГУ, БОГА, БОГЕ, БОГОМ

1. Лосский Н.О.: Достоевский и его христианское миропонимание. Часть II. Глава I. Абсолютное совершенство
Входимость: 107.
2. Лосский Н.О.: Достоевский и его христианское миропонимание. Часть II. Глава IV. Личность в художественном творчестве Достоевского
Входимость: 93.
3. Стефано Мария Капилупи (Италия). Вопрос о грехопадении и всеобщем спасении в романе "Братья Карамазовы"
Входимость: 92.
4. Протоиерей Вячеслав Перевезенцев (Черноголовка). Бунт Ивана Карамазова (оправдание Бога и мира в романе Ф. М. Достоев ского "Братья Карамазовы")
Входимость: 85.
5. Померанц Г.: Открытость бездне. Встречи с Достоевским. Князь Мышкин
Входимость: 80.
6. Иванов Вяч.: Достоевский и роман-трагедия
Входимость: 70.
7. Каталин Кроо (Венгрия). "Гимн" с "секретом": К вопросу авторефлексивной поэтики романа Ф. М. Достоевского "Братья Карамазовы"
Входимость: 70.
9. Хосе Луис Флорес Лопес (Мексика). Иван Карамазов. Философия отрицания
Входимость: 64.
10. Гачева А. Г. (Москва). Проблема всеобщности спасения в романе "Братья Карамазовы" (в контексте эсхатологических идей Н. Ф. Федорова и B. C. Соловьева)
Входимость: 59.
11. Мочульский К.: Достоевский. Жизнь и творчество. Глава 23. "Братья Карамазовы"
Входимость: 57.
12. Степанян К. А. (Москва). "Братья Карамазовы": лик земной и вечная истина
Входимость: 55.
13. Мочульский К.: Достоевский. Жизнь и творчество. Глава 18. "Бесы"
Входимость: 54.
14. Туган-Барановский М. И.: Три великих этических проблемы
Входимость: 50.
15. Бесы (часть 2, глава 1)
Входимость: 48.
16. Евлампиев И. И.: Достоевский и Ницше: на пути к новой метафизике человека
Входимость: 48.
17. Бибихин В.: Две легенды, одно видение: инквизитор и антихрист
Входимость: 47.
18. Тарасов Ф. Б. (Москва). Евангельский текст в художественной концепции "Братьев Карамазовых"
Входимость: 46.
19. Лосский Н.О.: Достоевский и его христианское миропонимание. Часть I. Глава вторая. Религиозная жизнь Достоевского
Входимость: 44.
20. Померанц Г.: Открытость бездне. Встречи с Достоевским. Вокруг исповеди Ставрогина и «Крейцеровой сонаты»
Входимость: 43.
21. Михайловский Н. К.: О Достоевском и г. Мережковском
Входимость: 43.
22. Иванов-Разумник Р. В.: Достоевский, К. Леонтьев и идея всемирной революции. Прения по докладу Р. В. Иванова-Разумника "Достоевский и Леонтьев"
Входимость: 42.
23. Лосский Н.О.: Достоевский и его христианское миропонимание. Часть II. Глава II. Теодицея Достоевского
Входимость: 41.
24. Владимир Губайловский (Москва). Геометрия Достоевского. Тезисы к исследованию
Входимость: 40.
25. Власкин А. П. (Магнитогорск). Судьбы героев под вопросом
Входимость: 40.
26. Тарасов Б. Н. (Москва). Художественное завещание Достоевского
Входимость: 39.
27. Шестов Л.: Киргегард и Достоевский
Входимость: 37.
28. Евлампиев И. И.: Кириллов и Христос. Самоубийцы Достоевского и проблема бессмертия
Входимость: 36.
29. Померанц Г.: Открытость бездне. Встречи с Достоевским. Неуловимый образ
Входимость: 36.
30. Соловьев В. С.: Три речи в память Достоевского
Входимость: 35.
31. Лосский Н.О.: Достоевский и его христианское миропонимание. Часть II. Глава VI. "Положительно прекрасный человек" и душевно здоровые люди в произведениях Достоевского
Входимость: 35.
32. Померанц Г.: Открытость бездне. Встречи с Достоевским. Эвклидовский и неэвклидовский разум в творчестве Достоевского
Входимость: 34.
33. Сараскина Л. И. (Москва). Метафизика противостояния в "Братьях Карамазовых"
Входимость: 34.
34. Бердяев Н.: Миросозерцание Достоевского. Глава VIII. Великий Инквизитор. Богочеловек и человекобог
Входимость: 33.
35. Короленко В. Г. - критик Достоевского. II. Пометы В. Г. Короленко на книгах Достоевского - сообщение И. А. Кронрод
Входимость: 33.
36. Евлампиев И. И.: Антропология Достоевского. 4. Личность и Бог
Входимость: 33.
37. Касаткина Т. А. (Москва). "Братья Карамазовы": опыт микроанализа текста
Входимость: 32.
38. Булгаков С. Н.: Иван Карамазов как философский тип
Входимость: 32.
39. Бердяев Н.: Миросозерцание Достоевского. Глава III. Свобода
Входимость: 31.
40. Померанц Г.: Открытость бездне. Встречи с Достоевским. Смешной человек и народ-богоносец
Входимость: 30.
41. Степун Ф. А.: "Бесы" и большевистская революция
Входимость: 30.
42. Бердяев Н.: Духи русской революции
Входимость: 30.
43. Слабое сердце
Входимость: 29.
44. Михайловский Н. К.: О "Бесах" Достоевского
Входимость: 29.
45. Бердяев Н.: Миросозерцание Достоевского. Глава II. Человек
Входимость: 28.
46. Братья Карамазовы. Книга шестая. Русский инок. II. Из жития в бозе преставившегося иеросхимонаха старца Зосимы, составлено с собственных слов его Алексеем Федоровичем Карамазовым
Входимость: 28.
47. Михайловский Н. К.: Комментарии к "Бесам"
Входимость: 27.
48. Антонович М. А.: Мистико-аскетический роман "Братья Карамазовы"
Входимость: 27.
49. Антонович М. А.: Мистико-аскетический роман
Входимость: 27.
50. Чужая жена и муж под кроватью
Входимость: 27.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Лосский Н.О.: Достоевский и его христианское миропонимание. Часть II. Глава I. Абсолютное совершенство
Входимость: 107. Размер: 89кб.
Часть текста: идеале. Все его миро­воззрение имеет православно-христианский характер. Задача настоящей книги состоит именно в том, чтобы, пользуясь примером Достоевского, попытаться обрисовать один из значительных случаев христианского миропонимания. Бесконечно сложное содержание Божественной правды, лежащей в основе христианства, не вмещает­ся в ограниченном сознании земного человека. Многие великие философы и многие гениальные художники стремились выразить эту правду в своем творчестве, но все эти попытки далеки от совершенства: в каждой из них воплощены лишь те или другие стороны все­объемлющей Божественной истины, но, оторванные от целого, они легко подвергаются искажениям. Поэтому видов христианского миропонимания много и каж­дый из них содержит в себе своеобразные недостатки, обусловленные неполнотою. В некоторых важнейших пунктах мировоззрение Достоевского будет сопостав­лено с другими течениями христианства, а также под­вергнуто критике там, где, по мнению автора, оно от­ступает от идеальных основ христианства. Художественное изображение мира, действитель­ного и воображаемого, стоит ближе к Божественной правде, чем философское, потому что оно имеет конкретный характер. В самом деле, все мировое бытие, действительное и возможное, предстоит пред разумом Божиим во всей конкретной полноте, как осознанное и опознанное Им в подлиннике. Такое знание есть до­веденная до абсолютного совершенства «разумная ин­туиция», сочетающая в себе, по определению о. П. Флоренского, дискурсивную расчлененность (дифференцированность) до бесконечности с интуитивною ин­тегрированностью до единства. 1 ) В Божественно совершенной разумной интуиции конкретно-художественное созерцание мира сочетает­ся с дискурсивно-философским пониманием его. В земном человеческом уме две эти стороны целостной Истины в значительной мере обособлены друг от дру­га и, к тому же, каждая из них...
2. Лосский Н.О.: Достоевский и его христианское миропонимание. Часть II. Глава IV. Личность в художественном творчестве Достоевского
Входимость: 93. Размер: 142кб.
Часть текста: выражается в том, что они, не нарушая ничьей свободы, стремятся в гармониче­ском единодушии со всем миром соборно осущест­влять полноту жизни. Такие лица от века и до века принадлежат к Царству Божию; они причастны все­ведению Божию и в союзе с Богом способны к такому мирообъемлющему творчеству, в котором осущест­вляется для них полнота жизни. Первичный творческий акт, свободно начинающий жизнь личности, может быть и иным. Он может быть любовью к полноте жизни прежде всего для себя или, если для всех, то непременно по моему из­волению , т. е. без уважения к чужой свободе и к чужому индивидуальному своеобразию. В основе такого поведения лежит перевес любви к себе над любовью к Богу и другим существам. Вступление на такой путь жизни есть грехопадение. Оно ведет к столкновению целей себялюбивого существа с целями других существ, следовательно, к обособлению его от Бога и от других существ, к стеснению их и к борьбе с ними. Себялюбец, предоставленный одними своим силам, оказывается слабым, ограниченным, ли­шенным знания, стесняемым бесчисленными препят­ствиями в своей деятельности. Вместо полноты жизни, получается скудость ее. Поэтому ни один поступок себялюбца, даже и при достижении целей, которые он ставит себе, не может вполне и на долго удовле­творить его: слишком велико различие между основ­ным, хотя бы и...
3. Стефано Мария Капилупи (Италия). Вопрос о грехопадении и всеобщем спасении в романе "Братья Карамазовы"
Входимость: 92. Размер: 99кб.
Часть текста: отказ оправдан и понятен, можно ли целиком разделить чувства Ивана? Вот вопросы, которые вполне законно у многих возникали и возникают до сих пор. Эти вопросы появляются не только у верующих, поэтому стоит сначала обратить внимание на один советский художественный фильм и на слова одного советского писателя, чтобы проследить, как воспринимается образ Ивана Карамазова среди называющих себя агностиками и атеистами. Их восприятие очень важно принимать во внимание - это помогает анализировать метафизическую сущность этого героя. Многие смотрели фильм "Братья Карамазовы" с Михаилом Ульяновым, Кириллом Лавровым и Андреем Мягковым. Это картина советской эпохи, и автор сценария и режиссер И. Пырьев немало изменил по сравнению с текстом Достоевского. Алёша кажется просто каким-то заикающимся, наивным и скучным юношей. Самый главный и очаровательный герой, безусловно, Иван. Сначала он поражает нас своим спокойствием и трезвостью, затем - чувством справедливости и умом, а в конце мы жалеем его как жертву страшной психической болезни. Он оказывается настоящим мучеником: он страдает, как и Алёша, но не утешает себя простыми, хотя и добрыми, традиционными ответами. Иначе говоря, Алёша казался олицетворением хорошего русского мальчика, которого будущий социалистический строй должен ещё многому научить. Но до "светлого будущего" ещё далеко, а пока настоящее дает свои страшные уроки Алешиному брату Ивану. Дважды получает он свое "огненное" крещение: сначала через судьбу семьи, затем -...
4. Протоиерей Вячеслав Перевезенцев (Черноголовка). Бунт Ивана Карамазова (оправдание Бога и мира в романе Ф. М. Достоев ского "Братья Карамазовы")
Входимость: 85. Размер: 47кб.
Часть текста: видят выход в скорейшей экономической и идеологической интеграции с Западом, другие - в поисках своего, уникального, российского пути. Называются конкретные политические и экономические просчеты новой российской власти. Но для многих становится все более очевидным, что причины глубочайших нестроений нашей сегодняшней жизни связаны с духовным кризисом - кризисом, который начался не сегодня (хотя сегодня он приобрел устрашающие размеры), а почти столетие назад. Нравственная коррозия, духовная расслабленность поразила не только высшие слои русского общества, но и народный дух (причем произошло это не в начале прошлого века, а гораздо раньше). Атеистический нигилизм русской интеллигенции был воспринят народным сознанием в духе утилитаризма, во главу угла была положена польза, личная выгода. Но личная выгода кончается там, где начинается выгода другого. Результаты столкновения двух выгод хорошо известны. То, что произошло с Россией, также известно. Страшный этот процесс не остановлен, хотя Провидением нам дан шанс, в чем мне и видится смысл так нежданно свалившийся на нас свободы. А. И. Солженицын, который немало думал о причинах духовного кризиса,...
5. Померанц Г.: Открытость бездне. Встречи с Достоевским. Князь Мышкин
Входимость: 80. Размер: 106кб.
Часть текста: с другими, на эшафот, и ему прочитан был приговор смертной казни расстрелянием, за политическое преступление. Минут через двадцать прочтено было и помилование, и назначена другая степень наказания; но, однако же, в промежутке между двумя приговорами, двадцать минут или по крайней мере четверть часа, он прожил под несомненным убеждением, что через несколько минут он вдруг умрет. (...) Он помнил все с необыкновенной ясностью и говорил, что никогда ничего из этих минут не забудет. <...> Невдалеке была церковь, и вершина собора с позолоченною крышей сверкала на ярком солнце. Он помнил, что ужасно упорно смотрел на эту крышу и на лучи, от нее сверкавшие; оторваться не мог от лучей: ему казалось, что эти лучи – его новая природа, что он через три минуты как-нибудь сольется с ними... Неизвестность и отвращение от этого нового, которое будет и сейчас наступит, были ужасны; но он говорит, что ничего не было для него в это время тяжелее, как беспрерывная мысль: «Что, если бы не умирать! Что, если бы воротить жизнь – какая бесконечность! И все это было бы мое! Я бы тогда каждую минуту в целый век обратил, ничего бы не потерял, каждую бы минуту счетом отсчитывал, уж ничего бы даром не истратил!» Александра Епанчина спрашивает князя: «Ну, что же он с этим богатством сделал потом? Жил ли каждую минуту...

© 2000- NIV