Cлово "ЛЮБОВЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЛЮБВИ, ЛЮБОВЬЮ, ЛЮБВЯМИ, ЛЮБВЯХ

1. Бердяев Н.: Миросозерцание Достоевского. Глава V. Любовь
Входимость: 144. Размер: 31кб.
2. Евлампиев И. И.: Антропология Достоевского. 5. Диалектика любви и свободы
Входимость: 95. Размер: 37кб.
3. Лосский Н.О.: Достоевский и его христианское миропонимание. Часть II. Глава III. Абсолютные ценности
Входимость: 77. Размер: 50кб.
4. Леонтьев К. Н.: О всемирной любви
Входимость: 62. Размер: 107кб.
5. Гачева А. Г. (Москва). Проблема всеобщности спасения в романе "Братья Карамазовы" (в контексте эсхатологических идей Н. Ф. Федорова и B. C. Соловьева)
Входимость: 61. Размер: 146кб.
6. Лосский Н.О.: Достоевский и его христианское миропонимание. Часть II. Глава IV. Личность в художественном творчестве Достоевского
Входимость: 59. Размер: 142кб.
7. Вересаев В. В.: О Достоевском и Льве Толстом. "Да здравствует весь мир!" (О Льве Толстом). XI. "Мне отмщение"
Входимость: 52. Размер: 43кб.
8. Мочульский К.: Достоевский. Жизнь и творчество. Глава 15. "Идиот"
Входимость: 52. Размер: 117кб.
9. Мочульский К.: Достоевский. Жизнь и творчество. Глава 20. "Подросток"
Входимость: 46. Размер: 115кб.
10. Померанц Г.: Открытость бездне. Встречи с Достоевским. Вокруг исповеди Ставрогина и «Крейцеровой сонаты»
Входимость: 46. Размер: 74кб.
11. Кушникова М., Тогулев В.: Кузнецкий венец Федора Достоевского. Глава третья. Вторая жена и дочь
Входимость: 43. Размер: 111кб.
12. Тарасов Б. Н. (Москва). Художественное завещание Достоевского
Входимость: 43. Размер: 82кб.
13. Померанц Г.: Открытость бездне. Встречи с Достоевским. Князь Мышкин
Входимость: 42. Размер: 106кб.
14. Чирков Н.М.: О Стиле Достоевского. 11. За и против
Входимость: 42. Размер: 124кб.
15. Записки из подполья (часть 2)
Входимость: 41. Размер: 153кб.
16. Лосский Н.О.: Достоевский и его христианское миропонимание. Часть II. Глава VII. Христианские вероисповедания
Входимость: 38. Размер: 65кб.
17. Лосский Н.О.: Достоевский и его христианское миропонимание. Часть II. Глава I. Абсолютное совершенство
Входимость: 38. Размер: 89кб.
18. Мочульский К.: Достоевский. Жизнь и творчество. Глава 21. "Дневник писателя" (1876—1877)
Входимость: 37. Размер: 71кб.
19. Мочульский К.: Достоевский. Жизнь и творчество. Глава 23. "Братья Карамазовы"
Входимость: 37. Размер: 98кб.
20. Лосский Н.О.: Достоевский и его христианское миропонимание. Часть II. Глава VI. "Положительно прекрасный человек" и душевно здоровые люди в произведениях Достоевского
Входимость: 36. Размер: 75кб.
21. Вересаев В. В.: О Достоевском и Льве Толстом. "Да здравствует весь мир!" (О Льве Толстом). XVI. История двух бесконечностей
Входимость: 34. Размер: 44кб.
22. Хосе Луис Флорес Лопес (Мексика). Иван Карамазов. Философия отрицания
Входимость: 32. Размер: 58кб.
23. Чирков Н.М.: О Стиле Достоевского. 10. Тема духовного распада "живой жизни"
Входимость: 31. Размер: 83кб.
24. Дневник Достоевского. 1877 год. Декабрь
Входимость: 31. Размер: 105кб.
25. Вересаев В. В.: О Достоевском и Льве Толстом. Человек проклят (О Достоевском). IX. Любовь — страдание
Входимость: 30. Размер: 18кб.
26. Игорь Волгин. Сага о Достоевских. Часть I. Глава 2. Eheu!
Входимость: 30. Размер: 77кб.
27. Евгения Гранде. Роман г–на Оноре де Бальзака. Глава IV. Обещанiя скряги. Клятвы любви
Входимость: 28. Размер: 87кб.
28. Кушникова М., Тогулев В.: Кузнецкий венец Федора Достоевского. Глава первая. Образы
Входимость: 26. Размер: 110кб.
29. Кушникова М., Тогулев В.: Кузнецкий венец Федора Достоевского. Глава вторая. Письма. Страница 1
Входимость: 26. Размер: 59кб.
30. Добролюбов Н. А.: Забитые люди
Входимость: 26. Размер: 47кб.
31. Вересаев В. В.: О Достоевском и Льве Толстом. "Да здравствует весь мир!" (О Льве Толстом). VIII. Любовь — радость
Входимость: 25. Размер: 18кб.
32. Достоевская Л. Ф.: Об отце - публикация С. В. Белова, перевод с немецкого Е. С. Кибардиной
Входимость: 25. Размер: 71кб.
33. Иванов Вяч.: Достоевский и роман-трагедия
Входимость: 25. Размер: 101кб.
34. Флоровский Г. В.: Религиозные темы Достоевского
Входимость: 25. Размер: 15кб.
35. Вересаев В. В.: О Достоевском и Льве Толстом. "Да здравствует весь мир!" (О Льве Толстом). III. "Смысл добра"
Входимость: 24. Размер: 21кб.
36. Соловьев В. С.: Три речи в память Достоевского
Входимость: 24. Размер: 89кб.
37. Белые ночи
Входимость: 24. Размер: 108кб.
38. Ткачев П. Н.: Новые типы "Забитых людей"
Входимость: 23. Размер: 110кб.
39. Кушникова М., Тогулев В.: Кузнецкий венец Федора Достоевского. Глава шестая. Толкователи. Страница 6
Входимость: 22. Размер: 57кб.
40. Мочульский К.: Достоевский. Жизнь и творчество. Глава 10. "Униженные и оскорбленные"
Входимость: 22. Размер: 50кб.
41. Лео Яковлев: Достоевский: призраки, фобии, химеры. III. Наедине с собой
Входимость: 22. Размер: 174кб.
42. Степанян К. А. (Москва). "Братья Карамазовы": лик земной и вечная истина
Входимость: 22. Размер: 57кб.
43. Померанц Г.: Открытость бездне. Встречи с Достоевским. Смешной человек и народ-богоносец
Входимость: 21. Размер: 48кб.
44. Хозяйка (часть 2)
Входимость: 21. Размер: 87кб.
45. Мочульский К.: Достоевский. Жизнь и творчество. Глава 22. Последние годы. История создания "Братьев Карамазовых"
Входимость: 21. Размер: 70кб.
46. Бердяев Н. А.: Откровение о человеке в творчестве Достоевского
Входимость: 20. Размер: 63кб.
47. Мочульский К.: Достоевский. Жизнь и творчество. Глава 4. Произведения 1847 и 1848 годов
Входимость: 20. Размер: 69кб.
48. Тарасов Ф. Б. (Москва). Евангельский текст в художественной концепции "Братьев Карамазовых"
Входимость: 19. Размер: 119кб.
49. Кушникова М.М.: Черный человек сочинителя Достоевского - загадки и толкования. Глава II. Гибель грозного чувства
Входимость: 19. Размер: 60кб.
50. Кушникова М., Тогулев В.: Кузнецкий венец Федора Достоевского. Глава шестая. Толкователи. Страница 3
Входимость: 19. Размер: 59кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Бердяев Н.: Миросозерцание Достоевского. Глава V. Любовь
Входимость: 144. Размер: 31кб.
Часть текста: есть путь страдания. Любовь у него - вулканические извержения, динамитные взрывы страстной природы человека. Эта любовь не знает закона и не знает формы. В ней выявляется глубина человеческой природы. В ней все та же страстная динамичность, как и во всем у Достоевского. Это - огонь поедающий и огненное движение. Потом огонь этот превращается в ледяной холод. Иногда любящий представляется нам потухшим вулканом. Русская литература не знает таких прекрасных образов любви, как литература Западной Европы. У нас нет ничего подобного любви трубадуров, любви Тристана и Изольды, Данте и Беатриче, Ромео и Джульеты. Любовь мужчины и женщины, любовный культ женщины - прекрасный цветок христианской культуры Европы. Мы не пережили рыцарства, у нас не было трубадуров. В этом ущербность нашего духа. В русской любви есть что-то тяжелое и мучительное, непросветленное и часто уродливое. У нас не было настоящего романтизма в любви. Романтизм - явление Западной Европы. Любви принадлежит огромное место в творчестве Достоевского. Но это не самостоятельное место. Любовь не самоценна, она не имеет своего образа, она есть лишь раскрытие трагического пути человека, есть испытание человеческой свободы. Тут любви принадлежит совсем иное место, чем у Пушкина любви Татьяны или у Толстого любви Анны Карениной. Тут совсем иное положение занимает женственное начало. Женщине не принадлежит в творчестве Достоевского самостоятельного места. Антропология Достоевского - исключительно мужская антропология. Мы увидим, что женщина интересует Достоевского исключительно как момент в судьбе мужчины, в пути человека. Человеческая душа есть прежде всего мужской дух. Женственное начало есть лишь внутренняя тема в трагедии мужского духа, внутренний соблазн. Какие образы любви оставил нам Достоевский? Любовь Мышкина и Рогожина к Настасье Филипповне, любовь Мити Карамазова к Грушеньке и Версилова к Екатерине Николаевне, любовь Ставрогина ко многим...
2. Евлампиев И. И.: Антропология Достоевского. 5. Диалектика любви и свободы
Входимость: 95. Размер: 37кб.
Часть текста: обеспечивает мистическую связь всех людей. В мире Достоевского любовь оказывается полярной противоположностью по отношению к свободе. Именно диалектика любви и свободы становится самым глубоким источником многих феноменальных противоречий нашего бытия, таких как борьба добра и зла, стремления людей к единству и стремления к обособленности. В метафизической конструкции, на которой основана антропология Достоевского Абсолютом является личностное начало бытия, понимаемое как внутренняя центрированность и динамическая активность бытия. Теперь можно сказать, что эта динамическая активность бытия реализует себя через диалектику любви и свободы, которые выступают как полярные «атрибуты» бытия. Свобода при этом выступает как вся бесконечная, неисчерпаемая и иррациональная полнота проявлений личностного начала. В реализации своей свободы личностное начало стремится к абсолютной центрированность всего бытия, к стягиванию бытия в одну личностную точку. Но иррациональная полнота бытия проявляется, наряду с этим, в наличии бесконечного множества таких личностных точек, которые в реализации своей свободы вступают в конкуренцию за право динамического господства над всем бытием. Именно выявление всей полноты фундаментальной свободы, присущей личностному началу, обрекает бытие на распадение на отдельные, конфликтующие и борющиеся между собой элементы. Это неизбежный процесс Достоевский описывает на примере разложения идеального общества в рассказе «Сон смешного человека». В своем идеальном состоянии люди этого общества были настолько едины друг с другом и с миром, что не осознавали во всей полноте свою индивидуальность и свободу. Раскрепощение всей полноты их свободы, катализатором которого выступил...
3. Лосский Н.О.: Достоевский и его христианское миропонимание. Часть II. Глава III. Абсолютные ценности
Входимость: 77. Размер: 50кб.
Часть текста: использо­вать свободу своей воли для достижения такого со­вершенства личности, которая есть подобие Божие . Поэтому каждая личность есть абсолютная ценность и таит в себе возможность таких совер­шенств, какие не виданы на земле. Смотря на участников Рождественского бала, Достоевский мысленно говорил им: «Милые гости, клянусь, что каждый и каж­дая из вас умнее Вольтера, чувствительнее Руссо, не­сравненно обольстительнее Алкивиада, Дон-Жуана, Лукреций, Джульет и Беатричей. Вы не верите, что вы так прекрасны. А я объявляю вам честным словом, что ни у Шекспира, ни у Шиллера, ни у Гомера, если б и всех-то их сложить вместе, не найдется ничего столь прелестного, как сейчас, сию минуту, могло бы най­тись между вами, в этой же бальной зале. Да что Шекспир! тут явилось бы такое, что и не снилось нашим мудрецам. Беда ваша в том, что вы сами не знаете, как вы прекрасны. Знаете ли, что даже каж­дый из вас, если б только захотел, то сейчас бы мог осчастливить всех в этой зале и всех увлечь за со­бой. И эта мощь есть в каждом из вас, но до того глубоко запрятанная, что давно уже стала казаться невероятною» («Дн. Пис.», 1876). Размышляя о русских самоубийствах, Достоев­ский писал: «Самоубийца Вертер, кончая с жизнью, в последних строках, им оставленных, жалеет, что не увидит более «прекрасного созвездия Большой Мед­ведицы», и прощается...
4. Леонтьев К. Н.: О всемирной любви
Входимость: 62. Размер: 107кб.
Часть текста: не выдумала своеобразного. У подножия монумента великого русского творца не обнаружилось ни одного молодого и оригинального таланта ни в ораторском искусстве, ни в поэзии; говорили речи и стихи, и вообще, действовали тут все люди прежние, с давно определившимися взглядами и давно известные; блистали люди, которых молодость прошла при прежних условиях , более сходных с условиями, развившими самого Пушкина. Враждебно ли или сочувственно относятся все эти таланты к старому порядку и его остаткам - все равно; они все обязаны этому поруганному прошлому как впечатлениями своими (то есть содержанием своих творений), так и умственными силами своими, трудившимися над воспроизведением этого содержания, данного русскою жизнью... Нового ничего! .. Ни изобретательности в форме чествования, ни какой бы то ни было ум поражающей свежей мысли, либо вовсе неслыханной, либо давно забытой и просящейся снова в жизнь. Многое из сказанного и написанного по этому поводу было где-то и когда-то, наверное, тоже сказано или написано теми же самыми лицами или иными, и гораздо лучше, и полнее. Один только человек, как слышно, выразился по поводу пушкинского празднества вполне оригинально: это - граф Л. Толстой. Печатали, будто он, отказываясь от участия в этом празднестве, сказал: "Это все одна комедия!"[2] Я не думаю, чтоб это было так. Отчего ж комедия? Вероятно, многие были искренни в своем желании почтить память Пушкина... И хотя мне очень нравится эта независимость графа Толстого, его капризное пренебрежение к современности нашей, но я не вижу нужды...
5. Гачева А. Г. (Москва). Проблема всеобщности спасения в романе "Братья Карамазовы" (в контексте эсхатологических идей Н. Ф. Федорова и B. C. Соловьева)
Входимость: 61. Размер: 146кб.
Часть текста: идей Н. Ф. Федорова и B. C. Соловьева) А. Г Гачева ПРОБЛЕМА ВСЕОБЩНОСТИ СПАСЕНИЯ В РОМАНЕ "БРАТЬЯ КАРАМАЗОВЫ" (в контексте эсхатологических идей Н. Ф. Федорова и В;С. Соловьева) Тот, кто бывал в Киеве и вступал под своды Софийского собора, главной святыни начальной христианской Руси, возможно, обратил внимание на многосмысленную, говорящую деталь: в росписи отсутствует сцена Страшного суда, по канону помещаемая, на западной стене храма в напоминание верующим о гневе Божием, об ожидающем человечество последнем, грозном разделении, когда "изыдут сотворшие благая в воскресение живота, и сотворшие злая в воскресение суда", грешники пойдут "в муку вечную, а праведники в жизнь вечную" (Мф 25 :46). Христианская живопись (мозаика, фреска, икона) - грамота для неграмотных. Вместе с церковным зодчеством, пением, искусством колокольного звона она составляет то, что философ Николай Федоров называл "эстетическим богословием", свидетельствует о глубочайших истинах веры, утвержденных многовековым догматическим творчеством церкви, но свидетельствует в живом, впечатляемом образе, сквозь который лучится высший, Божественный смысл. О чем же говорит нам фресковое и мозаичное убранство Софии Киевской, выстроенной по подобию знаменитой константинопольской Софии, матери христианства на русской земле, ведь, по преданию, именно после богослужения в ней послы Владимира, отправленные в чужие страны для "испытания вер", сказали великому князю: "Не знаем, где мы были, на небе или на земле". О чем говорило оно человеку Древней Руси, вступавшему тогда, почти десять веков назад, под своды соборного храма? Вступавшему и видевшему перед собой мозаики алтаря - ибо не было тогда еще высоких, пятиярусных иконостасов, полностью закрывавших алтарную часть от...

© 2000- NIV