Cлова на букву "J"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Показаны лучшие 100 слов (из 171).
Чтобы посмотреть все варианты, нажмите

 Кол-во Слово
26JACKET
30JACKSON
4JACOB
12JACQUES
107JAK
6JALOUSIE
7JAM
19JAMAIS
187JAMAS
7JAME
109JARDIN
5JASPER
4JAUNTILY
10JAUNTY
15JAW
105JEALOUS
57JEALOUSY
22JEAN
42JEER
23JEERING
5JELLY
8JENA
13JERK
9JERKILY
4JERSEY
9JERUSALEM
57JEST
16JESTING
35JESUIT
60JESUS
11JEUNE
49JEW
17JEWEL
5JEWISH
78JOB
6JOCOSE
6JOHN
47JOIN
46JOINED
7JOINT
102JOKE
4JOKER
57JOKING
17JOLLY
8JOLT
9JONES
18JOSE
8JOSEPH
8JOSEPHINE
4JOT
15JOUR
70JOURNAL
6JOURNALIST
78JOURNEY
15JOVE
390JOVEN
55JOVENES
8JOVIAL
4JOWL
136JOY
21JOYA
30JOYFUL
14JOYOUS
6JUAN
10JUDAS
133JUDGE
58JUDGMENT
41JUDICIAL
5JUDICIOUS
137JUEGO
141JUEZ
14JUG
65JUGAR
109JUICIO
6JULE
10JULIA
5JULIO
7JULIUS
17JULY
161JUMP
19JUNE
74JUNIOR
10JUNKER
17JUNTA
158JUNTO
72JUNTOS
8JUPITER
75JURADO
12JURISDICTION
90JURO
65JURY
779JUST
94JUSTICE
79JUSTICIA
16JUSTIFICATION
21JUSTIFIED
54JUSTIFY
5JUVENILE
72JUVENTUD
63JUZGAR

Несколько случайно найденных страниц

по слову JONES

1. Малькольм Джоунс (Великобритания). Молчание в "Братьях Карамазовых". Перевод с английского Т. Касаткиной
Входимость: 2. Размер: 27кб.
Часть текста: успокоенности - это состояние безмолвия или внутренней тишины 1 . Или, как говорит епископ Каллист Уэр: "Исихаст - тот, кто достиг исихии, внутренней тишины или безмолвия; слушающий par excellence. Он слушает голос молитвы в своем сердце и понимает, что это не его голос, но голос Другого, обращенный к нему" 2 . На этом фоне звучит предостережение Генри Рассела, обращенное к читателю Достоевского: "Поскольку апофатическое познание может быть принято (...) и за свою немую сводную сестру деконструкцию, немаловажно заметить, что человеческая неспособность высказать полноту истины о Боге есть результат божественного совершенства, которое мы как существа греховные не в состоянии познать. Слово о Боге отсылает нас к полноте, которую оно неспособно вместить, а не к отсутствию смысла" 3 . Говоря так, Рассел, вне всякого сомнения, верен духу апофа-тической традиции, но, обратив внимание на существеннейшую разницу между "апофатическим познанием и его немой сводной сестрой деконструкцией", Рассел бессознательно обнаружил легкость, с которой одно может вкрасться в другое не только теоретически, но и, по вине практикующего субъекта, практически, ибо молчание в самой сердцевине апофатической религии может быть истолковано или испытано и как наполненность, и как отсутствие; и как прекрасная полнота, и как провал пустоты. Как раз об этом говорит Михаил Эпштейн в недавней своей работе: "Апофатика - это пограничное явление, здесь вера перетекает в атеизм, в то время как атеизм раскрывается как бессознательная вера" 4 . Согласно Эпштейну, именно эта двойственность в сердце апофатики, роль которой в православном богословии особо выделена, ответственна за легкость, с какой научный атеизм пустил корни в русской православной почве, и за множество других специфических черт религиозной жизни в современной России. Романы Достоевского, конечно, с первых строк не поражают читателя царящим в них молчанием. Ни его повествователь, ни ...
2. Ольга Меерсон (США). Четвёртый брат или козёл отпущения ex machina?
Входимость: 1. Размер: 104кб.
Часть текста: написанной и опубликованной по-английски в 1998 г. 1 Однако теперь меня интересует философский аспект этих выводов. Каковы субъектно-объект-ные отношения: а) между героями в романе (персоналистский аспект Бахтина), б) между автором и героями, в) между автором и героями, с одной стороны, и читателем - с другой (эти два аспекта отражены во взглядах Бахтина на полифонизм Достоевского), но главное - г)  между ситуацией диалога "автор-читатель" и ситуацией "герой/рассказчик-читатель". До какой степени наша, читательская, способность увидеть или не увидеть личность в другом (будьто герой, рассказчик или реальный автор) сказывается на сохранении или потере нами, читателями, собственной личностности. Это вопрос о философской функции художественного произведения как такового и о нашем праве рассматривать её при анализе поэтики, в частности же - что нам даёт в понимании этого вопроса поэтика романа "Братья Карамазовы"? Я попытаюсь показать, что философская функция в "Братьях Карамазовых" вытекает из самой поэтики этого произведения, в самом что ни на есть её техническом смысле. В таком случае важно учитывать и теоретический постулат: если правомочно делать философские выводы из структуры и формальных приёмов произведения, то их делать необходимо. Иначе даже самое точное и тонкое понимание технической стороны дела ничего не даст нам в понимании произведения. В воздухе повиснет вопрос: "Интересно. Ну и...
3. Марсия Моррис (США). Где же ты, брате? Повествования на границе и восстановление связности в "Братьях Карамазовых". Перевод с английского Т. Касаткиной под ред. О. Меерсон
Входимость: 2. Размер: 67кб.
Часть текста: СВЯЗНОСТИ В "БРАТЬЯХ КАРАМАЗОВЫХ" 1 Роману "Братья Карамазовы" предпослан образ "брата", заключенный в самом названии и, таким образом, намекающий на два тесно взаимосвязанных вопроса, отзывающихся настойчиво - пусть и по-разному - во многих томах Священного Писания: что значит братство? и - какие же обязанности оно на нас налагает? 2 Это, в конечном счете, вопросы нравственные, и автору, конечно, нет нужды облекать поиск ответа на них непосредственно в библейскую форму. В "Братьях Карамазовых", однако, Достоевский избирает, в значительной степени, именно этот путь. И сущность его рассуждений о братстве, и используемый язык, которым он славит признание и восстановление братства, покоятся на библейских прецедентах. Данная статья будет рассматривать природу нравственных дилемм, формулируемых Достоевским, и особые повествовательные стратегии, которые он использует при подходе к ним 3 . Первое, что следует выяснить, это - кто братья в романе и как они взаимодействуют друг с другом. Достоевский первоначально подтасовывает карты в пользу довольно...
4. Орнатская Т. И., Туниманов В. А.: Достоевский
Входимость: 1. Размер: 86кб.
Часть текста: и подозрительным. После смерти жены в 1837 вышел в отставку, поселился в Даровом. По документам, умер от апоплексич. удара; по восп. родственников и устным преданиям, был убит своими крестьянами; достоверность этой версии дискутируется в науч. лит-ре (см.: Нечаева В. С., Ранний Д. 1821 — 1849, М., 1979, гл. 3). Мать, Мария Фёд. (урожд. Нечаева; 1800—37), из купеческо-интеллигентной семьи, состояла в родстве с моск. купцами Куманиными. В семье Д. было еще шестеро детей: Михаил (см. Достоевский M. M.), Варвара (1822—93), Андрей (см. Достоевский А. М.), Вера (1829—96), Николай (1831— 83), Александра (1835—89). «Я, — писал Д.— происходил из семейства русского и благочестивого. С тех пор как я себя помню, я помню любовь ко мне родителей. Мы в семействе нашем знали Евангелие чуть не с первого детства. Мне было всего лишь десять лет, когда я уже знал почти все главные эпизоды русской истории из Карамзина, которого вслух по вечерам нам читал отец» (XXI, 134). Но С. Д. Яновскому запомнились и рассказы Д. «о тяжелой и безотрадной обстановке его детства» (он «благоговейно отзывался всегда о матери, о сестрах и о брате Михаиле Михайловиче; об отце он решительно не любил говорить и просил о нем не спрашивать» — Д. в восп., I, 157). В 1833 Д. был отдан в полупансион Н. И. Драшусова (ср. пансион Тушара в ром. «Подросток»); туда он и брат Михаил ездили «ежедневно по утрам и возвращались к обеду» (Достоевский А. М., с. 65). С осени 1834 по весну 1837 Д. посещал частный пансион Л. И. Чермака, в к-ром преподавали астроном Д. М. Перевощиков, палеолог А. М. Кубарев. Учитель рус. языка Н. И. Билевич сыграл определ. роль в духовном развитии Д. По словам товарища Д. по пансиону В. М. Каченовского, он «был серьезный, задумчивый мальчик, белокурый, с бледным лицом. Его мало занимали игры: во время рекреаций он не оставлял почти книг...» ...
5. Библиография работ, посвященных роману "Братья Карамазовы" , за последние четыре десятилетия. Составитель Т. А. Касаткина
Входимость: 3. Размер: 114кб.
Часть текста: важные для его анализа и интерпретации) 1.  Аверинцев С. С. Точка зрения "адвоката дьявола" // Искусство кино. 1994. №4. 2.  Аверинцев С. С. "Великий инквизитор" с точки зрения advocatus diaboli // Аверинцев С. С. София - Логос: Словарь. Киев, 2001. 3.  Альми ИЛ. О "составе" "поэмы" в романе Достоевского ("Братья Карамазовы") // Достоевский и современность. Новгород, 1988. С. 9-11. 4.  Альми ИЛ. О художественно-идеологическом смысле главы "Черт. Кошмар Ивана Федоровича" // Достоевский и современность. Новгород, 1992. Ч. 2. С. 1-4. 5.  Альми ИЛ. Об одной из глав романа "Братья Карамазовы" ("Черт. Кошмар Ивана Федоровича") // Достоевский и мировая культура. М., 1996. № 7. С. 4-17. То же // Альми ИЛ. Статьи о поэзии и прозе. Владимир, 1999. Кн. 2. С. 105-120. 6.   Альми ИЛ. Роль стихотворной вставки в системе идеологического романа Достоевского // Альми И. Л. Статьи о поэзии и прозе. Владимир, 1999. Кн. 2. С. 170-188. 7.  Альми ИЛ. Поэтика образов праведников в поздних романах Достоевского: (Пафос умиления и характер его воплощения в фигурах странника Макара и старца Зосимы) // Достоевский: Материалы и исследования. СПб., 2000. Т. 15. С. 264-272. То же // Альми И. Л. Статьи о поэзии и прозе. Владимир, 1999. Кн. 2. С. 121-131. 8.  Артемьева СВ. Случаи цитирования Ф. М. Достоевским Откровения Иоанна Богослова // Достоевский. Дополнения к комментарию / Под ред. Т. А. Касаткиной. М., 2005. 9.  Архипова А. В. К истории одной интерпретации (Достоевский и...

© 2000- NIV